ЗАТЕЛЕФОНУВАТИ:     +38 (096) 27 33 091
Open/Close Menu Офіційний сайт
Абьюз

Цель предлагаемого вашему вниманию эссе – снабдить читателя практическим пониманием этичных и эффективных методов разрешения конфликтов с оппонентами, ведущими себя оскорбительно/жестоко. Оскорбления и жестокость – абьюз – встречаются достаточно часто, поэтому крайне важно обладать навыками разрешения подобных конфликтов. Конечно, достичь поставленной цели далеко не просто. Абьюзеры пользуются эффективными стратегиями для достижения своих задач. Как правило, они применяют эти стратегии продолжительный период времени и набили руку в этом деле.
Характерной чертой психологического профиля абьюзера является его одержимость победой. Они воспринимают мир как соревновательное пространство, а жертв – как соперников. Их стратегия – навязать свои правила “игры” другим людям. Попытка переиграть абьюзера в его же игре является, как правило, решением не самым мудрым и вовсе не эффективным.
Лучший способ предотвратить и справиться с оскорбительным поведением – изменить природу ваших отношений. Здесь-то нам и пригодятся тренировки в таком выдающемся боевом искусстве как Айкидо. Айкидо основано на искреннем стремлении к разрешению конфликта посредством предотвращения оскорбительного/насильственного поведения. В отличие от других боевых искусств, Айкидо не является соревновательным, поэтому мы не ищем решения проблемы в плоскости “победить посредством избиения”. Вместо этого Айкидока учится трансформировать отношения с абьюзером вида “хищник-жертва” в отношения двух равных сторон.
Позвольте мне рассказать вам японскую дзенскую притчу. Это упростит наши первые шаги в понимании того, как Айкидо может помочь при встрече с абьюзером.
Абьюз и Айкидо
Мастер чайной церемонии и злой самурай
Жил как-то мастер чайной церемонии. Однажды его вызвал на дуэль злой и подлый самурай. Он надеялся сделать себе имя благодаря победам в поединках на мечах. Мастер чайной церемонии, сам из сословия самураев, принял вызов (поскольку таков был его долг), чтобы не потерять лицо и не опозорить семью и клан. Проблема, впрочем, заключалась в том, что мастер чайной церемонии пренебрегал тренировками с мечом, поэтому ожидал быстрого проигрыша в предстоящем поединке.
Хотя ожидалось, что каждый самурай регулярно тренируется в боевых искусствах, то были времена мира. Не видя никакой нужды и не обнаружив у себя никакого интереса к боевым искусствам, этот человек был глубоко заинтересован в Дзен, особенно в Чадо, Пути Чая. И уже в молодости, пока его сверстники проводили время за тренировками с оружием, он дни напролет проводил в Дзендо (зал для медитаций), изучая дзен, медитацию и Чадо. Его страсть и прилежность помогли заслужить честь учиться у самых выдающихся мастеров того времени. 
Его сосредоточенность на Дзен и Чае помогла развить острое понимание своих способностей. Именно благодаря этому пониманию он и принял вызов невоспитанного самурая. Последний надеялся поднять свой статус в обществе, победив соперника более высокого ранга. В данном случае он выбрал целью человека, не представлявшего серьезной угрозы. Поэтому он создал повод для ссоры, изобразил обиду и заявил, что только кровь может смыть полученное оскорбление. Дуэль назначили на послезавтра. Местом выбрали далекое поле за чертой города. 
Мастер чайной церемонии понимал, что не может сравниться с самураем в фехтовании. Поэтому решил, что должен по крайней мере научиться умирать с достоинством. Тогда его честь, честь его семьи и клана не пострадает, пусть и ценой его жизни. 
Итак, он отправился к лучшему мастеру фехтования, которого смог найти, и попросил того научить, как наиболее достойно встретить смерть от меча. Мастер фехтования согласился научить мастера чайной церемонии, но сперва попросил того приготовить для него чай. Осознавая, что это, скорее всего, будет его последней чайной церемонией в жизни, мастер чайной церемонии, вложил в неё всю душу. 
Мастер фехтования был поражен красотой исполнения чайной церемонии. Каждой детали было уделено должное внимание. Большинство людей на месте мастера чайной церемонии путались бы от нервозности, страха и злости. Однако перед мастером фехтования сидел человек, идущий навстречу смерти с принятием и спокойствием бОльшими, чем когда-либо доводилось видеть мастеру фехтования. 
Когда чайная церемония подошла к концу, мастер меча сообщил мастеру чая, что тот уже знал всё, что необходимо для того, чтобы умереть с достоинством. Всё, что оставалось – это встретить оппонента на дуэли с той же осознанностью и силой духа, которые проявились во время чайной церемонии. Поэтому инструкции мастера фехтования ограничились замечаниями о правильном хвате меча, правильной стойке и адекватной стратегии при встрече с быдло-самураем.
Утром следующего дня они встретились на отдаленном поле. Следуя инструкциям мастера фехтования, мастер чайной церемонии начал готовиться к тому, что должно было стать его последним поступком в этой жизни. Мастер меча посоветовал занять стойку “дзёдан”, в которой меч поднят над головой и отклонен в сторону, противоположную стороне противника. В такой стойке ему и следовало ожидать нападения самурая. В тот момент, когда он поймет неизбежность удара мечом, мастер чайной церемонии должен был собрать всю свою силу и нанести ответный удар. 
Исполнение этих инструкций мастером чайной церемонии было безупречно. Его противник немедленно почувствовал: что-то не так. Но он скрыл свое удивление выкриком, что его не провести, что он видит: чайных дел мастер явно не так прост, как кажется. Он продолжил свою речь ложным замечанием, что уже многих победил в поединках, и эта дуэль закончится так же, как и все предыдущие.
Самурай начал нарезать круги вокруг мастера чайной церемонии в поисках уязвимостей в его обороне. Однако как он ни старался, уязвимостей в стойке он так и не нашел. Он ясно видел, что всякая попытка поразить мастера чайной церемонии закончится “айучи” (взаимное убийство). Капельки пота стали собираться на его лбу, но что бы он ни предпринимал, мастер чайной церемонии оставался на своем месте в избранной стойке, излучая покой и внимание.
В конце-концов, самурая обуяли страх и злоба. Он осознал, что его замысел сорвался. Что он проиграл. Опустив меч, самурай попросил прощения у мастера чайной церемонии. Который простил глупого самурая, как только получил обещание, что это было в последний раз.
Эта история очень популярна среди адептов дзен, потому что демонстрирует силу дзенских практик. Мастер Чая смог выйти на бой против самурая, исполненный спокойствия, уравновешенный, лишенный чувств страха. Всё это – благодаря интенсивным тренировкам, которые позволили ему принять неотвратимость смерти. Это пиковое состояние сознания является очень нетривиальным достижением, к которому стремятся все мастера боевых искусств. Без него, мастер чайной церемонии не смог бы противостоять самураю-рагулю. И всё же, с точки зрения задачи разрешения конфликтов, это не самое выдающееся достижение.
Несмотря на всё своё мастерство, наш герой жил жизнью, оторванной от окружающей его реальности. Жестокость и оскорбления никуда не ушли из нашей жизни. Все мы прямо или косвенно сталкиваемся с абьюзом в отношениях с другими людьми. Не признавать этого, не делать ничего, чтобы предотвратить это – означает привлечь беду того самого рода, которая случилась с мастером чайной церемонии в начале повести. Если бы он лучше понимал абьюзеров, он бы мог предпринять ряд несложных шагов, чтобы превратиться в менее привлекательную мишень. И, таким образом, вовсе избежать этого неприятного случая.
Для Айкидоки (человека, практикующего Айкидо), мастерство заключается в том, чтобы проживать жизнь (наполненную мощью и глубоким пониманием сути вещей) так, что нежелательные и ненужные конфликты, подобные описанному, просто не случаются. Не потому, что Айкидока бежит от конфликта. Напротив, он/она понимает, что конфликт – естественный, нормальный, и важный элемент природы, без которого полноценная и продуктивная жизнь просто невозможна. И поскольку полностью избежать конфликта невозможно, необходимо научиться управлять конфликтом, чтобы направлять его течение себе на пользу, а не во вред. В этом заключается суть занятий Айкидо. На базовом уровне.
Тренировки по Айкидо проходят в виде отработки ролевого сценария абьюза. Типично это выглядит так: один или несколько человек с одной стороны играют роль нападающего. Другая сторона (наге) изучает методы защиты Айкидо от агрессии. Нападающий зовется “уке”, что в переводе с японского означает “принимающий”. Это указывает на то, что уке принимает технику Айкидо, исполняемую наге.
Абьюз и Айкидо
Тренировка Айкидо – это ситуация творческого обмена и свободного дара, когда каждый ученик проводит половину тренировочного времени в роли уке, а вторую половину – в роли наге. При этом роль уке не пассивна: это не кукла для бросания или “мальчик для битья”. В любом Айкидо-додзё можно заметить, что лучшие Айкидоки – те, кто лучше других исполняют функции уке. И это не совпадение. Для изучения Айкидо необходимо полное понимание искусства, а это возможно только при полноценной работе как в роли наге, так и в роли уке. Когда человек искренне отыгрывает роль беспринципного абьюзера, он получает ценную возможность изучить природу такого рода поведения. Именно эти знания пригодятся потом для предотвращения конфликтных ситуаций.
После всего вышесказанного позвольте мне перейти к той части, где мы говорим об абьюзерах и абьюзе.
– Хью Ян
Конец первой части

Часть 2

  
     © 2018 Aikikai Lviv | Зміцнюємо тіло і дух..

Follow us: